Среда, 12.08.2020
"СОЮЗ ЧЕРНОБЫЛЬ" ПРИДНЕСТРОВЬЯ

Меню сайта
Категории раздела
Неизвестный автор [1]
Александр Бараблин [11]
Григорий Грабовский [2]
Юрий Кашперский [1]
Александр Сгадов [5]
Block title
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 25
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Block title
Block content
Главная » Статьи » ПОЭЗИЯ » Александр Бараблин

«Чернобыльский» день командира взвода

 «Чернобыльский» день командира взвода

Воспоминания

 

Сыро… Палатка насквозь пропиталась этой промозглостью. Кажется, дотронешься - и на тебя сверху закапает. Сыро, противно… Сколько там времени? Двадцать минут пятого… Надо вставать. До чего неохота… И так спал чуть больше трёх часов, а тут ещё такой, мягко сказать, дискомфорт. Всё равно, надо вылезать из-под одеяла. Тем более ноги затекли, да и жестковато, как ни говори. Никак не могу привыкнуть. Тоненький матрас и деревянный настил, на котором он лежит – далеко не пух… Собраться с духом и встать… Р-р-раз… Всё, встал. Сейчас ноги в сапоги… Портянки сырые, хорошо в вещмешке запасные есть. Так, теперь умываться. – « Кто там? А-а, сержант. Не тараторь, дай проснуться. Чего там? Уровень радиации не изменился? Слава богу… Когда последний замер фона делали? Час назад? Хорошо. В журнал занесли? Ладно, я потом посмотрю.» Так, чего это я? Ага, умываться… Да-а, погодка, конечно, оставляет желать лучшего. Вон, всё небо заволокло, ветерок подымается. Может и дождь хлынуть. Да, по мне, пусть лучше дождь, чем жара. Неделю, даже больше, пекло какое стояло. Воздух тогда аж загустел, как в духовке… А если ещё и ветер засвистит – всё хана… АРСы и «пожарки» не успевали поливать территорию расположения полка, моментально всё высыхало. Да и за водой приходилось ездить чуть не за тридевять земель. В ближайших водоёмах брать нельзя, «фонит» водичка…

У-у-ух, вода холоднющая, как из родника!... – «Василевский, сколько наших едет сегодня на станцию? Трое? Почему трое? Ах, да, во втором батальоне дозиметриста комиссовали… Вчера ночью кровь носом пошла, забрали в медсанбат, оттуда через пару часов прямиком домой… Хорошо, тогда Шестакова давай во второй батальон. Дозиметры у всех есть? Исправны? Так какого хрена молчишь?! Ладно, возьми с дежурного поста запасной, а тот принесёшь мне. Я завтра всё равно в рембат еду. Уже «депешек» штук пять неисправных. Не знаю, что с ними делают, гвозди забивают, что ли?! Всё давай, вон уже погрузка на машины идёт…». Сегодня побольше людей отправляют на станцию. Восемь машин. А вчера? Вчера только пять. Видно, работёнки прибавилось…

«…Здравия желаю товарищ майор! Так точно, все подразделения, занятые на работах в районе ЧАЭС, укомплектованы дозиметристами. Приборы исправны и проверены. Порошка для дезактивации хватит ещё суток на трое. Так точно, через четыре часа еду. Получу ещё где-то 700-750 килограмм… Можно конечно больше, надо только накладную переоформить, а… Когда? Что, весь полк снимается? Ясно, сделаем. Да,  иду завтракать …

Та-а-ак, всё, отслужили. Через пять дней все уходим. 70% полка получили уже свою «дозу», больше нельзя.

«…А, привет! Да иду что-то в «топку» бросить, а то уже подтягивает. Да, своих отправил. А ты сегодня не поехал? Так мне тоже сказали, мол, что, хочешь быстрее дозу набрать и свалить отсюда? Нет. Будешь до конца здесь сидеть. Так, ну что тут у нас? Нет, давай только хлеб с маслом и чаёк, а то эта перловка  уже не лезет. Хорошо, горячее хоть внутренности согреет.  Слушай, Лёша, у тебя во взводе отправляли вчера? Двоих? Точно по «дозе»? Ясно. А замену прислали? Нет? Значит точно, через неделю снимаемся.  А-а-а, ты тоже слышал. Ну, тогда не сомневайся, через неделю дома будем. Ну ладно, бывай, пошёл я дальше. Надо по постам контроля пройтись. Давай…» Так, сначала на пост возле автопарка. «…Здоров, славяне! Что тут у нас? Давай журнал. Я смотрю, никаких особых всплесков «фона» не было? Ладно. Сколько вам ещё стоять? Хорошо. Якимчук и Шестов вас меняют? Хорошо, служите дальше, смотрите в оба…» Чёрт, ноги по колени сотрёшь, пока обойдёшь всё это хозяйство.  «…Лусков, вот хорошо, что я тебя  увидел. В общем, часа через четыре надо ехать в хим. полк, взять где-то тонну – тонну сто порошка для дезактивации. Так что, готовь машину. Смотри, чтобы не стали по дороге как тогда. Считай , 30 км туда, 30 обратно, да ещё с грузом. Всё…» Так, сколько там время? Ого, уже 9 часов. Ладно, пока, вроде… Сходить в палатку, прилечь хоть на часик? «Пожарки» поливают дорогу… Фу-у-у, слава богу, сел. Чёрт, эти сапоги уже вымотали!.. Благодать!.. Хоть ноги отдохнут… Как спать хочется… Так, потом не забыть сходить на ПуСО, когда машины со станции придут… Проверить, как там… Чего… Спать… Сколько время?! Вроде только глаза закрыл, а сорок минут пролетело… Так, чего я хотел? Ага, на ПуСО. Колонна со станции должна уже подойти… Точно, уже моют. – «Привет… Как тут дела? Лучше обрабатывайте днища машин, при контроле сильно «фонит». Приходиться заворачивать обратно. Ладно, через два часа сменят. Седых, почему без респиратора?! Знаю, что забивается быстро! Возьми другой, не на дядю работаешь!! Своего здоровья не жалко?!» А это что за мусорник?!  Ну, люди!... Это из подразделений, что вернулись с работ на станции!!.. «Лепестки» поразбрасывали!.. Есть же специальный контейнер. Рядом с ПуСо для этого и поставили!.. А тут, где шёл, там и бросил… И так «фонит» достаточно, ещё и эти добавляют!.. Надо будет на оперативке поставить вопрос. «…Здравия желаю, товарищ майор! Так точно, личный состав хим. взвода выполняет штатную работу. Нет, машины в парк пропускаются только после тщательного радиационного контроля. Если надо – снимаем тенты. На 48 – 52 пришлось снять радиатор, обработка уже ничего не давала. Есть лучше обрабатывать…» Ну куда уже лучше!.. Мужики и так из-под машин почти не вылезают !.. Краску сдирают!.. Но ведь эта дрянь въедается в железо так – никакой железной щёткой её не выковыряешь!! Ну, что скажешь, начальство сказало «криво» - значит «криво»… О-о-о, уже и на обед пора!.. Ну, пойдём, отобедаем.

«…Огромный привет кухонному воинству! Так, что там у нас сегодня? Суп, а на второе? Как всегда, макароны с мясом? Ладно, давай макароны, только мясо нежирное положи, а то потом изжога замучает. А-а, Володя, привет! Давай, падай сюда. Нет, только зашёл. Вот, заправляемся. Ты как? Чего там на станции? Шуруют? Ну, это понятно. «Саркофаг» подымают? Да-а-а, бетона, конечно, там надо немеряно. Вокруг тоже бетонируют? Это весь грунт придётся снимать. Это сколько же надо контейнеров?! Сколько? Ого!! Слушай, а где эти «пожарки», что из Севастополя пришли? Уже на «могильнике»? Недолго походили. Я когда последний раз там был, два «миксера» туда притащили. Видно, всё уже, в них даже сидеть опасно, не то, что ездить. Ладно, у тебя как? Ну и хорошо. Самое главное, пока, здоровье. Дома как? Чего пишут? Да ты что? Чего же ты молчишь?! Кто родился? Девочка?! Поздравляю!! У жены всё в порядке? Ну и слава Богу. С тебя «магар»!! Да ладно, не переживай. Слышал, скоро уходим? Увидишь свою ненаглядную. Как, кстати, решили девочку назвать? Валюшей? А  жена что? Ладно, приедешь, договоритесь. Ну всё, давай, наминай, я побежал уже…». Вот напасть! Как только поешь – даже ходить становиться тяжеловато… Вздремнуть бы хоть часик… Сколько, кстати, там натикало? Ага, как раз получиться поспать. Уже пора в хим. полк ехать за порошком. Так, где этот Лусков? Лазит вечно где-то… «… Лусков, Миша, где тебя черти носят!! Давай, выводи машину, едем. Нет, не сейчас!! Через год, блин! Я же предупреждал! Всё, давай. Я жду возле ПуСО…» Ну, слов нет… В одно ухо влетело, ко второму даже не доползло, растворилось. Так, минут сорок в одну сторону, даже дольше. Дорога паршивая. Как в той песне : «…Чтоб каждый оккупант на подступах застрял…» В хим. полку где-то час. Пока оформишь, пока подпишешь. Хорошо, если быстро погрузят. Потом назад… «Тормози! Слушай сюда. Выходим на трассу, едем до перекрёстка на Кривушаны, там сворачиваем на просёлочную и до упора. Ферштейн? Тогда жми...» До сих пор непривычно. Дороги либо пустые либо только военная техника, «пожарки» и бетоновозы. Нет, вон автобусы. Три, нет четыре… Видно, смену повезли на станцию. Все в белых костюмах. А это что? А-а-а, поливают обочины. Какая-то химия, связывает пыль. Да, не по себе. Вроде не война, а как то… Туда подальше люди спокойно гуляют, ходят на работу, ну мало ли куда ещё, отдыхают, наверно, на природе, шашлыки жарят… А здесь… «… Теперь направо. Да тише ты! Не хватало ещё в БРДМ врезаться!.. Всё, теперь через село по главной не сворачивая…» Видно, большое село, улица широкая. Вон то здание с колоннами, скорее всего, Дом культуры. Ещё старой постройки, массивное, основательное. Наверно, вечером молодёжь сюда бегала на танцы. Шум, музыка, может, и морды где-то по углам пацаны били друг другу из-за девчат. А утром, только-только рассветёт, хозяйки коров выгоняли в череду, пастух щёлкал кнутом, гоготали гуси… Все куда-то спешили, ездили машины, кукарекали петухи… В общем, своим чередом, монотонно, уверенно текла          ЖИЗНЬ…  И вдруг всего этого НЕ СТАЛО… Вот так просто, НЕ СТАЛО… ИСЧЕЗЛО… Как огромной резинкой стёрло всю жизнь … Вон, даже воробьи куда-то подевались… И самое страшное – ушли ЛЮДИ!!.. Люди, которые бог знает с каких времён здесь жили, рождались, умирали, что-то строили, что-то выращивали, надеялись, разочаровывались… Люди, которые считали эту землю частью себя – УШЛИ ОТСЮДА!!.. Со слезами, оставив всё, что нажито годами, каждое деревце, каждую веточку, родные могилы … УШЛИ, разрывая многолетние нити жизни, не по своей воле… УШЛИ ОТ СМЕРТИ!.. Остались дома, заборы, сараи, сразу ставшие какими-то ненужными, лишними… Вон за забором легковушка… Переднее колесо стоит на домкрате. Рядом валяется запаска, разложен нехитрый инструмент… Вроде, хозяин только отошёл на минутку, сейчас вернётся и продолжит ремонт своих повидавших виды «жигулей»… А там во дворе видно недавно был какой-то юбилей. В палисаднике так и остался деревянный, длинный стол, рядом стоят скамейки с наброшенными на них покрывалами… Кажется, даже краски, обыкновенные сельские яркие краски, сразу потускнели. Вернее, сделались оттенками серого… Серо-зелёными, серо-жёлтыми… В саду висят размером с кулак серо-красные от пыли яблоки, гниют на земле серо-коричневые груши… Такое впечатление, что мы вторглись на съёмочную площадку какой-то киностудии, где снимают фильм про апокалипсис. И через время на этом месте будет пустыня. Но окажется – не киношная, НАСТОЯЩАЯ… Потом всю эту деревню бульдозерами снесут, сверху засыпят глиной, а потом ещё и землёй… ВСЁ, НЕТ ДЕРЕВНИ, как и десятки других, которых постигнет та же участь… «…Что? Нет, просто задумался… Ага, подъезжаем. Да, давай вон к той палатке… Всё, тормози… Здравия желаю, товарищ майор! Вот накладная, должны получить 1000 кг. порошка для дезакти… Как нет? А сколько осталось? 680 кг.? Конечно мало, но деваться некуда. Будем забирать. Есть. Так, Миша, подъезжай вон к тому штабелю, будем грузиться. Сержант, давай-ка пару своих «орлов», помогут забросить ящики. Миша, давай считай… 24 ящика должно быть, вернее 23 и в последнем без 6 пачек. Я пока покурю…» Да, видно, действительно скоро снимаемся… Весь порошок разобрали. Ещё вовремя и приехали… Это всё хорошо, но надо ещё по крайней мере, полтонны где-то искать… Ладно, завтра чего-то сообразим. «…Ну что, всё? Закончили? Ладно. Так, накладные подписал, всё отдал, второй экземпляр у меня… Поехали…»  Приедем, надо будет опять на ПуСО наведаться, как там у них. С водой для обработки техники напряжёнка. Ездят чёрт-ти куда за ней. «… Да тише ты, Шумахер, гружёные ведь …» Наверно, в день, когда будем сниматься, тяжеловато будет. Это обработать несколько десятков машин, палатки разбирать, барахло это всё складывать… Даже думать не хочется. «…Смотри, не задави собаку…» Да, действительно, сколько их беспризорных развелось. Конечно, хозяев эвакуировали, а их побросали. Вот и бегают, ищут пропитание. Говорят, создали какие-то команды, ходят и отстреливают. Жалко, животина–то в чём виновата, а делать нечего… Расплодятся, одичают, потом житья от них не будет. Да-а, все страдают сейчас, и люди и животные… А это что? Вроде сельхозугодия, а бурьян в рост… «Что ты говоришь, Миша, картофельное поле?..» Это когда же эту землю снова обрабатывать начнут? Лет через 20, 30? А может 50? Понаделали делов со своими экспериментами над атомом, мать их!! Взять бы сейчас этих умников за шкирку да сюда, пусть глянут!! Но это ведь ещё не всё!! А сколько ещё людей умрёт, чего там говорить! Ведь эта дрянь убивает не сразу, через время! Ладно, чего сейчас уже… Поздно… «…Ну, что, подъезжаем? Так, давай возле ПуСО останавливайся, мужики выгрузят ящики… Потом машину на мойку и в парк. Не забудь отметить в журнале…» Чёрт, засиделся, хоть ноги размять, а то сделались как ходули. Так, теперь Шестакова надо выловить, они уже должны были прибыть со станции. «Серёга, ты Шестакова не видел? Где? А ну давай его сюда!..» Сходить пока что-ли в автопарк, проверить, все ли машины пришли… Опаньки, а это что за динозавр!? «… Нечего сказать, хороши!!! Вы где так вляпались? Захочешь, столько грязи на машину не нацепляешь! Ну, всё правильно, надо было ещё для ПуСО один АРС с водой на всякий случай. Где воду брали? Так вроде там подъехать можно нормально… Ах, напрямик решили… Тогда всё ясно. В торфяник влетели? Ну что теперь? Вон «пожарка» стоит. Да, 131-ый. Должна быть с водой. Попросите мужиков чтобы помогли и вперёд , с энтузиазмом!..» Да, нормально, конечно… Это часа на 2 работы, не меньше… «А, Витя, да искал. Где ты там был сегодня со вторым батальоном? Так, это справа от админкорпуса на станции? Сколько там были? Ого! Сколько же ты, друг ситный, получил? Сколько?! Тогда так, давай в медсанбат, там пусть тебя посмотрят, для профилактики дадут, может, каких то таблеток, в общем, они знают, что делать…» Вот так… И что теперь делать? Мало того, что неизвестно, как оно аукнется дальше… Такая большая разовая доза не проходит бесследно. А в журнал учёта доз что записать?! Ведь больше 2,5 рентген в сутки не разрешат зафиксировать… Ладно, будет сидеть здесь , в расположении части, а я за 3 дня понемногу распишу… Уже темнеет… Сколько время там? Через полчаса уже на оперативку… Так, надо нанести на карту сегодняшнюю радиационную обстановку, начштаба обязательно спросит, обеспечение приборами и всем другим… Что ещё? Ага, план мероприятий на завтра. Кстати, вписать пункт «Измерение дозы, полученной личным составом, при следовании к местам  работа на территории ЧАЭС». Быстро надо накатать доклад… Вроде всё… Опять этот ветер подул, холодный вдобавок… Моросить, вроде начало… Вот и ещё один день прошёл… А завтра будет ещё и ещё… Ну, ничего, немного осталось… Скоро домой…                                                 

Дозиметр – прибор для измерения мощности радиационного излучения

 

ПуСО – пункт санитарной обработки. Специально оборудованная территория для удаления радиоактивных веществ с поверхности транспорта, людей, т.е. дезактивации.

АРС – автомобильная разливочная станция. Служит для дезактивации техники, строений, территорий и т.д. В 1986г. были на вооружении АРС – 12 и АРС – 14. 

Категория: Александр Бараблин | Добавил: SmirnoFF59 (07.02.2016)
Просмотров: 372 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
Друзья сайта
  • Союз «Чернобыль» России
  • Союз Чернобыль Украины
  • Ветераны Чернобыля Украины
  • Газета "Пост Чорнобиль"
  • ГСП Чернобыльская АЭС
  • Друзья сайта
  • Союз «Чернобыль» России
  • Союз Чернобыль Украины
  • Ветераны Чернобыля Украины
  • Газета "Пост Чорнобиль"
  • ГСП Чернобыльская АЭС
  • Block title
    Block content
    Copyright MyCorp © 2020
    Конструктор сайтов - uCoz