Среда, 12.08.2020
"СОЮЗ ЧЕРНОБЫЛЬ" ПРИДНЕСТРОВЬЯ

Меню сайта
Категории раздела
МЕДИЦИНА [2]
Block title
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 25
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Block title
Block content
Главная » Статьи » МЕДИЦИНА » МЕДИЦИНА

ОБ ОБЩИХ ТЕНДЕНЦИЯХ В ФОРМИРОВАНИИ ОТДАЛЕННЫХ ПОСЛЕДСТВИЙ У ВЕТЕРАНОВ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ И ЛИКВИДАТОРОВ ПОСЛЕДСТВИЙ АВАРИИ НА ЧАЭС
ОБ ОБЩИХ ТЕНДЕНЦИЯХ В ФОРМИРОВАНИИ ОТДАЛЕННЫХ ПОСЛЕДСТВИЙ У ВЕТЕРАНОВ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ И ЛИКВИДАТОРОВ ПОСЛЕДСТВИЙ АВАРИИ НА ЧАЭС, ПРОБЛЕМАХ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ И РЕАБИЛИТАЦИИ
Н.А.Мешков
 
Заслуженный врач Российской Федерации, доктор медицинских наук, профессор,
полковник медицинской службы в отставке,
руководитель лаборатории методологии оценки воздействия факторов риска на здоровье
ФБГУ «НИИ экологии человека и гигиены окружающей среды им. АН. Сысина»
Минздрава России

   В настоящее время в структуре современной популяции присутствует значительное количество лиц, получивших в период прохождения военной службы или специальных сборов боевые травмы или иные увечья, в том числе заболевания. Наибольший удельный вес в структуре этой группы составляют ветераны боевых действий (ВБД) и ликвидаторы последствий аварии на Чернобыльской АЭС (ЛПА).
   Следует отметить, что в доступной литературе мало данных об уровнях, структуре и динамике заболеваемости лиц, принимавших участие в боевых действиях.
   Участие в боевых действиях и ликвидации радиационных аварий является мощным стрессом, который на начальном этапе приводит к функциональным расстройствам и нарушениям, а впоследствии - к развитию психосоматических и соматических заболеваний (Ю.А. Александровский, 1988; N.B. Lasko, 1994).
   Полученные в период ведения боевых действий боевые травмы и перенесенные заболевания в значительной степени определяют в последующем характер, особенности течения и развития соматических заболеваний (Мякотных В.С., 2010).
   По механизму возникновения среди последствий, развивающихся вследствие боевых действий и радиационного воздействия, можно выделить детерминированные (возникающие непосредственно под воздействием фактора риска) и стохастические (вероятностные) или отдаленные последствия.
   К детерминированным последствиям в условиях боевых действий относятся огнестрельные, минно-взрывные поражения и контузии. В условиях радиационного воздействия - это острая лучевая болезнь и лучевые ожоги.
   К стохастическим последствиям у ВБД можно отнести посттравматическое стрессорное расстройство (ПТСР) и осложнения боевой травмы, а у ЛПА на ЧАЭС (ликвидаторов) - злокачественные новообразования. Как четко выраженный синдром ПТСР у ликвидаторов не формируется, но они находятся в состоянии длительного психоэмоционального напряжения в ожидании развития стохастических последствий.
   Эти состояния у ВБД и ЛПА усугубляются различными негативными факторами как социальными, так и окружающей среды. На фоне продолжительного стресса у этих лиц развиваются психосоматические заболевания, реализующихся впоследствии в общесоматическую патологию, ведущими среди которой являются сосудистые заболевания, такие как цереброваскулярная болезнь и болезни системы кровообращения.
   По истечении времени после участия в боевых действиях наблюдается преобладание, как последствий физической боевой травмы, так и небоевых поражений. Спустя всего лишь 4-5 лет после окончания боевых действий у 16-18% ветеранов войны в Афганистане основной становилась общесоматическая патология (Мякотных В.С., 2010).
По данным Г.П. Киндраса и А.М. Тураходжаева (1992) уже через несколько лет после возвращения из Афганистана выявлялся высокий уровень общесоматической заболеваемости. В возрасте до 30 лет на одного больного приходилось 2,9 хронических соматических заболеваний, в возрасте от 31 до 45 лет - 3,8, что значительно выше, чем в аналогичных возрастных категориях населения, не принимавших участия в афганской войне. У 8,6% участников афганских событий была диагностирована ишемическая болезнь сердца, а у 22,4% - гипертоническая болезнь 1-й и 2-й стадий. Для ветеранов современных военных конфликтов характерен рост распространенности ХЦВБ (Теплова С.Н. и др., 2004), причем ее манифестация приходится на молодой возраст (Альтман Д.Ш., 2006).
   У ВБД обнаружен феномен ускорения темпа старения, обусловленный последствиями черепно-мозговой травмы (Альтман Д.Ш., 2006; Ямпольская В.В., 2007), и вегетативный дисбаланс сердечного ритма в сторону симпатикотонии. Установлена связь клинических проявлений и избыточных эрготропных сдвигов вегетативных показателей с уровнем психоэмоционального напряжения (Зилов В.Г. и др., 2005).
   Динамика общей заболеваемости ветеранов боевых действий, проживающих в Омской области (Прудникова О.Н., 2006), представлена на рисунке 1.
 
Рис. 1. Динамика общей заболеваемости ВБД, проживающих в Омской области,за период с 1999 по 2003 гг.

   Как показано на рис. 1, уровень общей заболеваемости ветеранов боевых действий за период с 1999 по 2003 гг. снизился в 2 раза. Автор (Прудникова О.Н., 2006) полагает, что снижение обусловлено не только сокращением обращаемости ВБД, но и оптимизацией системы реабилитации. Вместе с тем в 2003 г. уровень заболеваемости увеличился почти на 18%. Линейный тренд этого периода с достаточным уровнем адекватности (R2=0,59) указывает на снижение заболеваемости.
   Структура заболеваемости ветеранов боевых действий, находившихся на стационарном лечении, по данным Погодиной Т.Г. с соавт. (2004), Бакирова Р.С. (2012) и Архипова А.А. (2006) представлена в таблице 1.
Таблица 1.
Структура заболеваемости ветеранов боевых действий, %
 
Классы болезней по МКБ-10 Погодина Т.Г. Бакиров Р.С. Архипов А.А.  
Класс III. Болезни эндокринной системы н/д н/д 2,4  
Класс IV. Болезни крови и кроветворных органов. н/д н/д н/д  
Класс V. Психические расстройства и расстройства поведения 11,9 н/д 7,3  
Класс VI. Болезни нервной системы 9,2 19,4 17,3  
Класс IX. Болезни системы кровообращения 10,6 23,1 10,5  
Класс X. Болезни органов дыхания. 13,8 н/д 12,3  
Класс XI. Болезни органов пищеварения 33,0 16,3 11,8  

                
                  
.                 
                  
                  
Класс XIII. Болезни костно-мышечной системы    13,0    43,0    12,6       
Класс XIV. Болезни мочеполовой системы    9,2    н/д    7,3       
Класс XIX. Травмы, отравления    8,5    н/д    4,9       
Прочие    13,0    н/д    13,5    

Как видно из таблицы 1, наблюдаются существенные различия по классам VI, IX, XI и XIII, что возможно обусловлено профилизацией стационаров, где ВБД проходили обследование и лечение.
Структура заболеваемости ВБД, прошедших обследование и лечение в Нижегородском областном неврологическом госпитале ветеранов войн в 1998-2003 гг. (Погодина Т.Г. и др., 2004), представлена на рисунке 2.




 

Рис. 2. Структура заболеваемости ВБД по данным Нижегородского областного неврологического госпитале ветеранов войн в 1998-2003 гг.

Как видно на рис. 2, первое место в структуре госпитальной заболеваемости занимает патология центральной нервной системы (ЦНС), на 2-м и 3-м местах находятся соответственно болезни костно-мышечной системы и органов пищеварения. Высокий удельный вес заболеваний ЦНС обусловлен не только истинной частотой этой патологии, но профилем лечебного учреждения.
Анализ динамики структуры заболеваемости ВБД во времени по данным Погодиной Т.Г. с соавт. (2004) представлен на рисунке 3.
 
Рис. 3. Динамика структура заболеваемости ВБД по данным Нижегородского областного неврологического госпиталя ветеранов войн.

На рис. 3 показано, что увеличивался только удельный вес заболеваний сердечно­сосудистой системы, удельный вес болезней органов дыхания оставался стабильным на протяжении всего наблюдаемого периода.
В период ликвидации последствий аварии на ЧАЭС наиболее высокой радиационной опасности подвергались ликвидаторы, проводившие в июне-июле 1986 г. радиационную разведку и дезактивационные работы на промплощадке АЭС, дозы облучения которых составляли от 0,15 до 0,26 Гр. За пределами промплощадки АЭС (30 км зона) эти показатели колебались в 1986 г. в пределах от 0,08 до 0,12 Гр (Мешков Н.А., 1993, 2009).
Считается, что вероятность развития общесоматических заболеваний у облученных лиц возникает при дозах от 0,08 до 0,3 Гр (Лютых В.П., Долгих А.П.; 1997, 1998, 1999). Начиная с 1992 г., у ЛПА наблюдается стабильный рост новообразований и заболеваемости болезнями системы кровообращения, нервной системы, органов пищеварения. Причем отмечается поражение сразу нескольких систем организма - полисиндромность (Медицинские последствия Чернобыльской катастрофы, 2000). По данным стационарного обследования в структуре соматической патологии у ликвидаторов доля заболеваний сердечно-сосудистой системы составляет 61,5%, желудочно-кишечного тракта и нервной системы соответственно 16,6% и 14,2% (Сидоренко В.А., 1999). Среди заболеваний сердечно-сосудистой системы в 50% случаев преобладает сочетание ИБС и АГ. Среди заболеваний желудочно-кишечного тракта в 47,4% случаев отмечается язвенная болезнь. Особенностями соматической патологии у ликвидаторов являются сочетанность нозологических форм, протекание заболеваний на фоне выраженного астенического и астено-депрессивного синдромов, а также стертость клинических проявлений, что характерно для психосоматических заболеваний. Среди ЛПА, обследовавшихся в клинике ГНЦ ИБФ, больные с сосудистыми заболеваниями головного мозга среди них составляли 76,4% (Мешков Н.А., Куликова Т.А.,2005). При этом установлено, что распространенность интеллектуально-мнестических и астено-депрессивных расстройств у ликвидаторов соответственно на 34% и 36% выше, чем в контрольной когорте (Маматова Н.Т., 2004; Алексанин С.С., и др., 2007; Mathiesen E.B. et al, 2004; Johnston S. et al, 2004; Purandare N., Burns A. et al, 2006).
Динамика заболеваемости ЛПА по данным Томской области представлена на рисунке 4.

 
Рис. 4. Динамика заболеваемости ЛПА по данным Томской области.

Как показано на рис. 4, рост заболеваемости ЛПА продолжался вплоть до 2009 г., затем этот показатель стал снижаться. Общий линейный тренд адекватно отражает динамику этого процесса - R2=0,74.
Структура заболеваемости ЛПА болезнями системы кровообращения по возрастным группам (Мешков Н.А., Куликова Т.А., 2006) представлена на рис. 5.

 

Рис. 5. Структура заболеваемости ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС болезнями системы кровообращения по возрастным группам, %

На рис. 5 показано, что удельный вес болезней системы кровообращения резко (на 8,4%) увеличился в возрастной группе 43 -47 лет. Наиболее высокий базисный темп прироста выявлен в возрасте 58-62 лет. Наибольшее снижение удельного веса по сравнению с предыдущей группой (цепной темп прироста) отмечен в возрастной группе 53-57 лет.
Структура болезней системы кровообращения (БСК) у ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС (Мешков Н.А., Куликова Т.А., 2006) представлена на рис. 6.

 

Рис. 6. Структура болезней системы кровообращения у ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС, %
Как показано на рис. 6, наиболее высокий вклад в структуру БСК у ликвидаторов вносит цереброваскулярная болезнь.
Облучение в малых дозах снижает адаптационные резервы организма и способствует преждевременному старению. Установлено, что спустя 8-9 лет после аварии превышение величины должного биологического возраста у ликвидаторов достигало 11 лет. Наряду с радиационным воздействием существенный вклад в ускорение процессов старения и увеличение биологического возраста у ЛПА вносят хронические заболевания (Насыбуллина Г.М., Попова Л.Л., 1997; Алхутова Н.А., 2005; Алхутова Н.А. и др., 2007; Мешков Н.А., Куликова Т.А., 2006; Мешков Н.А., 2011).
Многолетнее наблюдение за когортой ликвидаторов 1986 г., отнесенных к группе повышенного риска, выявило рост смертности по большинству включенных в анализ классов болезней (рис. 7).

 

Рис. 7. Динамика структуры смертности, % (Максютов М.А.,2011).

Как показано на рис. 7, наиболее высоким темпом отличается смертность от болезней системы кровообращения, вклад которой в 2008 г. составил более 45%, на 2-м месте - смертность от злокачественных новообразований (>20%).
Величины радиационных рисков смертности по причинам среди ликвидаторов представлены в таблицe 2.
Таблица 2.
Радиационные риски смертности среди ликвидаторов (Максютов М.А., 2011)
 
Причина смерти    МКБ-10    Число
случаев    ЕRR/Гр
(95% ДИ)    р-value       
Все причины    А00-Z99    12463    0,17
(-0,08; 0,44)    0,20       
Солидные    С00-С80    1634    0,88
(0,11;1,81)    0,02       
ЗНО органов пищеварения    С15-С16,
С18-С21    341    1,08
(-0,42; 3,38)    0.18       
ЗHО органов дыхания    С33-С34    592    0,50
(-0,59; 1,99)    0,41       
Болезни системы кровообращения    I00-I99    5232    0,40
(-0,01; 0,84)    0,06       
Цереброваскулярные
заболевания    I60-I69    826    1,17
(0,04; 2,67)    0,05       
Болезни органов пищеварения    К00-К92    865    -0,01
(-0,94; 0,91)    >0,5       
Болезни органов дыхания    J00-J98    483    0.17
(-1,13;1,46)    > 0,5    

Как видно из табл. 2, по данным НРЭР статистически значимыми являются риски смертности от солидных раков (р=0,02) и цереброваскулярных заболеваний (р=0,05), близок к достоверному и риск смертности от болезней системы кровообращения (р=0,06).
Сравнительный анализ структуры заболеваемости ветеранов боевых действий и ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС представлен на рис. 8.

 

Рис. 8. Сравнительный анализ структуры заболеваемости ветеранов боевых действий и ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС.

Как показано на рис. 8, в структуре заболеваемости ВБД на 1-м, 2-м и 3-м местах находятся соответственно IX, VI и XIII классы болезней, у ЛПА - IX, XIII и XI. Таким образом, ранжирование показало, 1 -е места в обеих группах занимают болезни системы кровообращения, на 2-м месте у ВБД находятся болезни нервной системы, у ЛПА - болезни костно-мышечной системы, на 3-м месте - соответственно болезни костно­-мышечной системы и органов пищеварения.
Сопоставление структуры заболеваемости ветеранов боевых действий и ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС показало, что у ветеранов боевых действий удельный вес психических расстройств и расстройств поведения (класс V) в 2,4 раза (р=0,001) выше, чем у ликвидаторов, болезней нервной системы (класс VI) - в 3 раза (р=0,001), мочеполовой системы - в 1,4 раза (р=0,1), травм и отравлений - в 3,1 раза (р=0,001). У ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС в 2,9 раза (р=0,001) выше удельный вес болезней крови и кроветворных органов (класс III), в 1,2 раза (р=0,2) - болезней системы кровообращения (класс IX), в 1,4 раза - болезней органов пищеварения (р=0,001) и костно-мышечной системы (р=0,001).
Выявленные различия можно объяснить воздействием разных факторов риска: у ВБД боевых и небоевых факторов и наличием более чем у 57% из них ПТСР, тогда как у ЛПА - это воздействие радиационных и нерадиационных факторов.
Таким образом, установлено, что в формировании отдаленных последствий у ветеранов боевых действий и ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС имеются как общие тенденции, так и различия, этиологически обусловленные воздействием разных факторов риска. Ведущей патологией в обеих когортах являются болезни системы кровообращения и костно-мышечной системы, что указывает на необходимость изучения механизмов формирования этой патологии, выявления сходства и различий между ними для разработки адекватных лечебно-профилактических и реабилитационных мероприятий.
О проблемах медицинской помощи.
Анализ показал, что реакция органов власти, ответственных за оказание медицинской помощи этим категориям не меняется на протяжении целого ряда лет - ответы на неоднократные обращения остаются стандартными, по своей сути они являются бюрократическими отписками от надоедливых заявителей. Полагаю, что подобные ответы поступали и в ООО ИВА, поэтому нам необходимо объединить свои усилия для решения проблем медицинского, санаторно-курортного и лекарственного обеспечения.
Весьма показательным примером подобных отписок можно считать ответ Директора Департамента от 09.01.2013 г. № 13-7/3 по делам инвалидов Г.Г.Лекарева, в котором говорится, что:
Обращения делегатов X съезда Союза «Чернобыль» России от 27 ноября 2012 года к Президенту Российской Федерации В.В.Путину и Председателю Правительства Российской Федерации Д.А.Медведеву по вопросу социальной поддержки граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие чернобыльской катастрофы, поступившие из Аппарата Правительства Российской Федерации, рассмотрены совместно с профильными структурными подразделениями Министерства здравоохранения Российской Федерации и Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий.
Далее в письме констатируется, что
Правоотношения, связанные с катастрофой на Чернобыльской АЭС, регулируются Законом Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» (далее - Закон), действующим законодательством Российской Федерации в части норм, не противоречащих Закону и другими законодательными актами Российской Федерации, издаваемыми в соответствии с ними.
Поэтому никаких проблем с оказанием медицинской помощи ликвидаторам и другими вопросами не должно возникать. Вместе с тем Минздрав России выразил «готовность рассмотреть конкретные предложения о внесении дополнений в приказ Минздрава России от 26 мая 2003 года № 216 «О диспансеризации граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» при их поступлении из Общероссийского союза общественных объединений «Союз «Чернобыль» России» с учетом финансово-экономических последствий реализации предлагаемых мероприятий, связанных с дополнительными ассигнованиями бюджетов всех уровней, средствами граждан, организаций и индивидуальных предпринимателей.
Одной из проблем является установление причинной связи заболеваний, инвалидности и смертности граждан, подвергшихся воздействию радиационных факторов. Она связана с тем, что постановление Правительства Российской Федерации № 592 «Об утверждении перечня заболеваний, возникновение или обострение которых обусловлено воздействием радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС...) было принято 4 ноября 2004 года, то есть почти 9 лет назад и нуждается в уточнении.
Этот Перечень включает:
- детерминированные биологические эффекты радиационного воздействия (острая и хроническая лучевая болезнь, лучевая катаракта, лучевой гипотиреоз, местное лучевое поражение (лучевые ожоги)), возникновение и тяжесть которых напрямую зависит от уровня воздействия;
- стохастические биологические эффекты радиационного воздействия (апластическая анемия, новообразования), взаимосвязь с радиационным воздействием которых не имеет дозового порога, проявляется в научно­-обоснованных клинических особенностях возникновения и (или) течения заболеваний.
Минздрав декларирует, что
Перечень не запрещает установление причинной связи инвалидности с другими, кроме перечисленных в Перечне заболеваниями, возникшими под действием радиационных факторов, а также не предусматривает безусловное установление такой связи и перечисленных в нем заболеваний.
И тут же противоречит сам себе, указывая, что
Иные заболевания, не указанные в Перечне, по мнению Минздрава России, с позиции доказательной медицины в настоящий момент не имеют оснований для включения в перечень заболеваний, возникновение или обострение которых обусловлено воздействием радиации.
Видимо, чиновникам из Минздрава нравится термин «доказательная медицина», но они понятия не имеют, что он означает, а это всего лишь медицина, основанная на доказательствах. Так вот, такие доказательства в отношении цереброваскулярных заболеваний были получены еще в 2006 г. независимо друг от друга Мешковым Н.А. и специалистами Российского медико-дозиметрического регистра (г. Обнинск). Но беда в том, что чиновники не читают научной литературы.
Не менее важным вопросом, касающимся как ЛПА, так и ВБД, являются стандарты медицинской помощи, разработанные для экономического обоснования объемов медицинской помощи.
Для справки: стандарты - это формализованное описание минимально необходимого объема медицинской помощи, которая должна быть оказана пациенту с конкретной нозологической формой (заболеванием), синдромом или в конкретной клинической ситуации.
Сотрудники Минздрава в ответ на наше обращение опять отделываются декларацией, сообщая, что
Стандарт медицинской помощи разрабатывается в соответствии с номенклатурой медицинских услуг и включает в себя усредненные показатели частоты предоставления и кратности применения медицинских услуг
и не обращают внимания на ключевые слова - «усредненные показатели…». Вместе с тем из результатов приведенного анализа заболеваемости ЛПА и ВБД видно, что целая группа заболеваний не укладывается в эти показатели, она являются так называемой выскакивающей величиной. Именно поэтому мы обращались в Минздрав с просьбой разработать отдельные стандарты для ЛПА на ЧАЭС. Такие же стандарты должны быть разработаны и для ветеранов боевых действий.
Кроме того, целесообразно разработать комплексные программы по основным заболеваниям у ЛПА и ВБД, включающие дополнительные инструментальные и лабораторные исследования.
Другой важной проблемой является проведение ежегодных диспансерных обследований в специализированных медицинских учреждениях. Проблема заключается в том, что в настоящее время чрезвычайно усложнена процедура оформления направления в такие учреждения и многие инвалиды-чернобыльцы испытывают значительные затруднения при получении этого направления.
Выводы:
1. Феномен ускорения темпа старения выявлен как у ветеранов боевых действий, так и у ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС, однако этиологические причины ускоренного старения у этих когорт различны. Так, у ветеранов боевых действий - это явление опосредовано ПТСР, тогда как у ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС - радиационным воздействием.
2. Общий тренд, адекватно (R2=0,59) отражающий динамику общей заболеваемости ветеранов боевых действий в Омской области за период с 1999 по 2003 гг., свидетельствует о снижении, хотя в 2003 г. зарегистрирован рост этого показателя на 18%.
3. Рост заболеваемости ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС в Томской области наблюдался до 2009 г., но, начиная с 2010 г., отмечено снижение этого показателя. Линейный тренд адекватно отражает динамику процесса - R2=0,74.
4. Анализ динамики смертности ликвидаторов показал, что наиболее высоким темпом характеризуется смертность от болезней системы кровообращения, ее вклад в структуру смертности составил в 2008 г. более 45%, вклад смертности от злокачественных новообразований - более 20%.
5. По данным НРЭР статистически значимыми являются риски смертности от солидных раков (ERR/Гр=0,88; р=0,02) и цереброваскулярных заболеваний (ERR/Гр=1,17; р=0,05), близок к достоверному и риск смертности от болезней системы кровообращения (ERR/Гр=0,40; р=0,06).
6. В структуре заболеваемости ветеранов боевых действий 1-е, 2-е и 3-е места занимают соответственно IX, VI и XIII классы болезней, у ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС - IX, XIII и XI, то есть как у первых, так и у вторых к ведущей патологии относятся болезни системы кровообращения и костно-мышечной системы.
7. Вклады в структуру заболеваемости ветеранов боевых действий и ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС болезнями системы кровообращения, органов пищеварения и мочеполовой системы не имеют статистически значимых различий.
8. Данные об уровнях и структуре заболеваемости ветеранов боевых действий нуждаются в централизованном мониторинге, обобщении и анализе для разработки предложений по совершенствованию системы медико-психологической помощи и реабилитации.
Предложения:
- Для мониторинга, анализа и обобщения данных о состоянии здоровья и заболеваемости ветеранов боевых действий необходимо создать Российский медико-реабилитационный регистр ветеранов боевых действий с целью оценки эффективности медицинской и психологической реабилитации, разработки предложений по совершенствованию системы медико-психологической помощи и реабилитации, методических рекомендаций и указаний.
- Необходимо организовать изучение проблем организации оказания медицинской помощи ликвидаторам последствий аварии на ЧАЭС и ветеранам боевых действий и разработать на основе полученных результатов процедуру и порядок направления на диспансеризацию этих категорий лиц и ее объем.
- Разработать отдельные стандарты для ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС и для ветеранов боевых действий, а также комплексные программы по основным заболеваниям, включающие дополнительные инструментальные и лабораторные исследования.
Литература:
1. Александровский, Ю.А. Комплексная программа профилактики и терапии пограничных форм нервно-психических расстройств / Ю. А. Александровский, Б. Д. Петраков // Советское здравоохранение. 1988. - № 3. - С. 40-43.
2. Lasko NB, Gurvits TV, Kuhne AA, Orr SP, Pitman RK. Aggression and its correlates in Vietnam veterans with and without chronic posttraumatic
3. Мякотных В.С. Патология нервной системы у ветеранов современных военных конфликтов. - М., 2010.
4. Киндрас Г.П., Тураходжаев А.М. Влияние посттравматических стрессовых расстройств на адаптацию воинов-ветеранов войны в Афганистане / Социальная и клиническая психиатрия. 1992. - № 1. - С. 33 -36.
5. Теплова С.Н., Давыдова Е.В., Альтман Д.Ш., Блинова Ю.А. Начальные проявления недостаточности кровоснабжения мозга у ветеранов современных войн, характеристика регуляторных систем. Вестник Уральской медицинской академической науки, 2004. -№ 2. - С.3-7.
6. Альтман Д.Ш. Клинико-иммунологические особенности ранних форм хронических цереброваскулярных заболеваний и темп старения участников современных военных конфликтов: Автореф.. дис. на соиск. уч. степ. канд. мед. наук. Челяб. гос. мед. акад., Челябинск, 2006, 54 с., ил.. Рус.
7. Ямпольская В.В. Клинико-патогенетические особенности отдаленного периода современной легкой боевой черепно-мозговой травмы, сочетающегося с посттравматической хронической алкогольной зависимостью: Автореф.. Дис. на соиск. уч. степ. канд. мед. наук. Воен.-мед. акад., Санкт-Петербург, 2007, 23 с.
8. Зилов В.Г., Кудаева Л.М., Смекалкина Л.В. Патофизиологические механизмы психосоматических расстройств в отдаленном периоде боевого стресса. Труды Всероссийского симпозиума "Механизмы интеграции функций в норме и при психосоматических расстройствах", Курск, 24-25 окт., 2005. Курск. 2005, с. 35-40.
9. Прудникова О.Н. Медико-социальные аспекты реабилитации ветеранов боевых действий Омской области. Автореф. дисс. на соиск. уч. степ. канд. мед. наук. - Кемерово, 2006. - 42 с.
10. Погодина Т.Г., Фирсов А.А., Зуйков А.А. Динамика заболеваемости участников локальных вооруженных конфликтов (по материалам областного неврологического госпиталя ветеранов войн). Нижегор. мед. ж.. 2004, № 2, с. 91-94.
11. Бакиров Р.С. По следам недавнего прошлого: проблемы реабилитации участников боевых действий в Афганистане. Практика, 15 февраля 2012 г.
12. Архипов А.А. Организационные аспекты лечебно-профилактической и медико­социальной помощи участникам боевых действий и контртеррористических операций. Автореф.. дис. на соиск. уч. степ. канд. мед. наук. Рязанский ГМУ им. И.П.Павлова, Рязань, 2005, 24 с.
13. Мешков Н.А. Сравнительная характеристика биологической значимости некоторых радионуклидов при крупномасштабных радиационных авариях с выходом активности в окружающую среду. Материалы Радиобиологического съезда 20-25 сентября, Киев,1993. Т.2-С.661-662.
14. Мешков Н.А. Величина и структура доз облучения ликвидаторов в зависимости от этапа ликвидации последствий радиационной аварии и вида работ. Радиация и риск. - 2009. - Том 18, № 1. - С.77-87.
15. Лютых В.П., Долгих А.П. Медицинская радиология и радиационная безопасность. 1997. Т.42 № 2. С. 64-69.
16. Лютых В.П., Долгих А.П. Медицинская радиология и радиационная безопасность. 1998. Т.43 № 2. С. 28-34.
17. Лютых В.П., Долгих А.П. Медицинская радиология и радиационная безопасность. 1999. Т. 41. № 3. С. 51-59.
18. Сидоренко В.А. Особенности клинической картины соматической патологии, нейроэндокринной регуляции и иммунного статуса у участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в отдаленном периоде. Автореф. дис. на соиск. уч. степ. канд. мед. наук. - СПб Всерос. центр. экстр. и радиац. мед. МЧС России, 1999. - 19 с.
19. Мешков Н.А., Куликова Т.А. Болезни системы кровообращения у ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС в отдаленном периоде. Военно-медицинский журнал, том 326, №8. Специальный выпуск, 2005. - С. 98.
20. Маматова Н.Т. Особенности функционального состояния центральной нервной системы при дисциркуляторной энцефалопатии у ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС. - СПб: Дисс. канд. мед. наук, 2004, 120 с.
21. Алексанин С.С., Маматова Н.Т., Тихомирова О.В., Параничева Л.Н., Стяжкина Э.Ю. Особенности функционального состояния центральной нервной системы у участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. // Мед. радиол. и радиац. безопасность, 2007, 52, № 5, С. 5-11.
22. Johnston S., O’Meara S., Manolio A. et al/ Cognitive Impairment and Decline Are Associated with Carotid Artery Disease in Patients without Clinically Evident Cerebrovascular Disease.//Ann Intern Med, 2004, 140, N 4, Р. 237-247.
23. Mathiesen E.B., Waterloo K., Joakimsen O., Bakke S.J., Jacobsen E.A., Bonaa K.H. Reduced neuropsychological test performance in asymptomatic carotid stenosis: The Tromso Study//Neurology, 2004, 62, №5, P.695-701.
24. Рurandare N., Burns A., Daly K. et.al. Cerebralemboli as a potential cause of Alzheiner’s disease and vascular dementia: case-control study77BMJ, 2006, 332, №7550, Р. 1119-1124.
25. Мешков НА., Куликова ТА. Хроническая цереброваскулярная патология у ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС. - М.: «Комтехпринт», 2006. - 204 с.
26. Насыбуллина Г.М., Попова Л.Л. Адаптационные возможности у потомков жителей зоны восточно-уральского радиактивного следа. Радиац. безопас. Урала и Сибири: Матер. Всерос. науч.-практ. конф., Екатеринбург, 18-20 сент., 1997. Екатеринбург. 1997, с. 88-89.
27. Алхутова Н.А. Клинико-лабораторные критерии ускорения темпов старения участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС: Автореф. дис. на соиск. уч. степ. канд. биол. наук. Всерос. центр экстр. и радиац. мед. МЧС России, Санкт-Петербург, 2005, 22 с.
28. Алхутова Н А., Дрыгина Л.Б., Калинина Н.М., Зыбина Н.Н., Давыдова НИ. Анализ биологического возраста и причин ускорения темпов старения участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Мед. радиол. и радиац. безопас.. 2007. 52, №5, с. 26-35.
29. Мешков НА. Адаптивная реакция организма в отдаленный период после радиационного воздействия. Мир науки, культуры, образования. - 2011. - №2 (27). - С.318-322.
30. Максютов М.А. Оценка радиационных рисков онкологической заболеваемости и смертности среди ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС по данным Национального радиационно-эпидемиологического регистра (Доклад). Российская научная комиссия по радиологической защите при Российской академии медицинских наук 20 декабря 2010 г., г. Москва, 2010. - 22 с.

 

Категория: МЕДИЦИНА | Добавил: SmirnoFF59 (23.11.2013)
Просмотров: 485 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
Друзья сайта
  • Союз «Чернобыль» России
  • Союз Чернобыль Украины
  • Ветераны Чернобыля Украины
  • Газета "Пост Чорнобиль"
  • ГСП Чернобыльская АЭС
  • Друзья сайта
  • Союз «Чернобыль» России
  • Союз Чернобыль Украины
  • Ветераны Чернобыля Украины
  • Газета "Пост Чорнобиль"
  • ГСП Чернобыльская АЭС
  • Block title
    Block content
    Copyright MyCorp © 2020
    Конструктор сайтов - uCoz